22 рассказа бывших заключенных о том, что больше всего потрясло их после выхода из тюрьмы

Версия

Какое же это счастье — попасть домой, прекрасно понимая, что этого могло и не произойти! Жена была черная от переживаний… То, что я услыхал от нее, было как молния, осветившая окрестности!

Оказывается, когда все мои родные сбились с ног, безуспешно разыскивая мои следы, человек из руководства порта задал показавшийся ей странным тогда вопрос: «Что там с Вашим мужем случилось, неприятности? Помощь не требуется?»

Все встало на свои места. Еще больше все прояснилось гораздо позже, когда я узнал, что начальник того отделения, люди которого меня задержали, в течение трех лет был начальником отделения милиции нашего поселка…

Но, как говорится, догадки к делу не подошьешь…

Первое, что я сделал – поехал в Отдел кадров пароходства и обратился к инспектору по штурманам, с которым работал многие годы, о моей характеристике за все время работы. Вот что мне нравится в старых, надежных, проверенных и умных друзьях – они помогают, ничего не спрашивая. Вот и этот спросил только:

— Что, туго?

— Очень.

— Тогда по максимуму напишу.

И он действительно, написал такую, по максимуму, характеристику.

А были и другие. Поехал я в краевое управление КГБ — там работали ребята, с которыми мы ходили на «Шаляпине». Приняли радушно, поговорили, но помогать не стали.

Время от времени мне нужно было ездить во Владивосток, к следователю. Очень мне тогда пригодились те уроки, что получил в камере. Практически все шло так, как мне расписали мои учителя. Все ловушки и капканы типа «расскажи что-нибудь и все закончится» или «докажи свою лояльность следствию любыми признаниями и в суде будет хорошее отношение к тебе» и многие другие — все это было. Пойди я на любую из этих уловок и присочини чего — вполне мог бы получить реальный срок.

А дальше?

Дальше я поступила в юридическую академию, решила получить образование, чтобы прочно встать на ноги. Я поняла, насколько была юридически неграмотной. В этом кроется большая проблема всего нашего общества: мы не знаем своих прав и обязанностей, не читали элементарных законов, не понимаем сами принципы права. Это недопустимо в цивилизованном обществе! Мне хотелось обрести уверенность в себе и своих силах, потому и выбрала такой путь, но юристом я не работала. У меня родился ребенок, а пока я сидела в декрете, стала писать книги.

К психологу за помощью я не обращалась, хотя понимаю, что надо было бы. Когда я начала работать над книгой о тюрьме, то год пребывала в сильной депрессии. Мне нужно было вспомнить все до мелочей, каждую деталь, воспроизвести эмоции, вновь пережить все издевательства, и казалось, что я снова попала туда.

C Новым Годом, фраера!

Вы, конечно же, помните бородатый анекдот, где чекисты перекопали весь огород у Абрама, денег за это не взяли, зато, уезжая, обругали его на чем свет стоит. В общем, когда Абрам рассказал об этом удивительном случае соседу Хаиму, Хаим ему ответил: «Таки это ж я, Абраша, позвонил в ГПУ и сказал, что у тебя в огороде золотые червонцы зарыты»…
Ну так вот, нечто подобное произошло и в одной зоне в Махачкале, только с точностью до наоборот. Морозы в ту зиму доходили до двадцати пяти градусов, а для Махачкалы такая погода уже форс-мажор. Было парализовано движение городского транспорта, закрыты многие государственные учреждения, не говоря уже о школах и вузах. Хотя в те годы, да и много раньше их, зимы в основном стояли холодные и снежные.

«Riot Days», Мария Алехина

Она сказала, что пришла в храм, начала протирать подсвечники и потом увидела «какие-то действия». «Какие действия?» — уточнил прокурор. «Подпрыгивания, четкие спланированные подпрыгивания», — ответила свечница.


Обложка книги Марии Алехиной Riot Days / Macmillan Publishers, Metropolitan Books

Мария Алехина собрала клочки воспоминаний про ту самую акцию в храме, суд и тюрьму и соединила в книжку, которую можно прочесть за полтора часа. Эта книжка из того времени, когда банда Pussy Riot еще не стала брендом и состояла из панкушек, целующих сотрудников милиции в метро. Тогда в России все говорили слово «революция», чтобы потом начать говорить слово «амнистия». С Алехиной можно немного посмеяться и можно, конечно, погрустить — из-за тюрьмы, из-за людей или из-за того, что всеобщая наивность тех лет осталась в прошлом. Особенно интересно, что книга о женской тюрьме — такой литературы на русском языке меньше, чем о тюрьме мужской. Так что можно считать Riot Days еще одним манифестом русского феминизма. Причем манифест этот довольно нескучный.

Школьников пугали зеками

Есть такая форма воспитания — примером. Юному поколению можно рассказать и показать наглядно, как люди, которые вели себя хорошо и не нарушали закон, добились в жизни многого. И наоборот. Тюрьма — самое лучшее место для подобного воспитания. А дело было так. Одно время в следственные изоляторы водили школьные экскурсии. Сидишь в камере и слышишь, как сотрудник рассказывает оробевшим детишкам: «Если вы будете плохо учиться, не слушать папу с мамой, плохо себя вести, попадете к нам в тюрьму!» Потом раздается робкий писклявый голос: «Дяденька, а можно посмотреть в глазок?» — «Ни в коем случае! — рявкает вертухай, — за любой дверью сидят маньяки и убийцы. Только вы свой глазик к окошечку на двери приставите, они вам ручкой ткнут!» Кое-кто из ребят не выдерживает и начинает всхлипывать от страха.

Какой была ваша реакция, когда вы услышали приговор?

Следствие длилось почти год, и все это время я находилась в следственном изоляторе (СИЗО). За этот период уже столько всего было передумано и пережито. Но до конца я не верила, что нас осудят. Ну какой может быть реакция?.. Такой, что у тебя ноги просто подкашиваются! Вот сколько бы мы ни сталкивались с несправедливостью действующей системы (и это касается не только судов), мы все равно продолжаем верить, что правосудие свершится: виновные будут наказаны, а невиновные оправданы.

Суть проблемы была в другом.

Но как только человек попадает в тюрьму, о презумпции невиновности забывают все вокруг. Еще будучи не осужденной, я уже находилась в невыносимых условиях в СИЗО. До вынесения приговора!

В заключении я провела практически год. После того как меня осудили, я была направлена в транзитную тюрьму в Днепре, куда привозят людей со всей страны для дальнейшего распределения по колониям. То есть у меня была возможность пообщаться с самыми разными женщинами. Затем меня направили в колонию в Днепродзержинск, где также содержатся женщины со всей Украины, поэтому я могу уверенно сказать, что те проблемы, которые я видела в симферопольском СИЗО и в транзитной тюрьме, носят системный характер. Они есть везде.

Первый адвокат меня предал, он выкачал все деньги из моей мамы, ей пришлось продать квартиру, чтобы оплачивать его услуги, а позже выяснилось, что он дружит с прокурором, и они вместе делают все для того, чтобы разбирательство длилось как можно дольше. Никто и не собирался меня защищать на самом деле.

Моей маме удалось найти другого адвоката, дело вернули на дорасследование, были обнаружены грубейшие ошибки в судопроизводстве. Второму адвокату удалось добиться другого приговора, мы с братом попали под амнистию и через год ушли домой. И вот это второе решение суда, пожалуй, для меня было более неожиданным. Я уже не верила в справедливость и даже не надеялась, что мы выйдем на свободу. Хотя есть большая разница между оправдательным приговором и амнистией.

Михаил

Этот человек был противоположностью Сергею. Был он грабителем и домушником. Он также уже сидел, причем начал «на малолетке», то есть в колонии для несовершеннолетних и продолжил отсиживать свой срок во взрослой зоне. Срок был большой — 8 лет за грабеж и причиненные телесные повреждения. Три года он был на свободе и судя по его рассказам, провел их очень «плодотворно».

Главная его цель была – «рыжевье», то есть золото

Добывал он его всеми доступными способами – грабежами на улице, в лифте и при этом он совершенно спокойно рассказывал как обрывал серьги, не обращая на внимание что при этом зачастую разрывается и мочка уха. Не задумываясь применял силу

Основное же его занятие было – квартиры.

Попался он на очередном ограблении квартиры. Вскрыл дверь, нашел деньги и золотые украшения и уже на выходе из квартиры столкнулся с хозяином – пожилым человеком.
Не задумываясь схватил стоящий в прихожей табурет и ударил старика по голове.
Старик упал. В этот момент сверху спускался мужчина, который увидел все это. С ним Михаил не справился, был скручен и вызванным по телефону нарядом доставлен в отделение неподалеку.

Основные сокрушения его были о том, что с ним не было ствола. Дома у него лежал обрез, но он его редко брал на дело. А еще он очень сильно переживал от неизвестности – жив ли старик? Когда его увозили, скорая только приехала и чем все кончилось, он не знал. В то время кара за убийство при ограблении была бы скорее всего одна… Никаких угрызений совести или вообще, чувств в отношении старика не было и следа.

Сравнивать его с Сергеем просто невозможно. Ни единого следа сильного ума или развитости. Речь, в отличие от стройной и логично построенной речи Сергея, отличалась скудным набором слов вперемешку с матом и жаргоном.

«Надзирать и наказывать», Мишель Фуко

О том, что наказание вообще и тюрьма в частности принадлежат к политической технологии тела, я узнал не столько из истории, сколько из настоящего. В последние годы во всем мире произошли тюремные бунты. В их целях, лозунгах, в том, как они развивались, было, несомненно, нечто парадоксальное. Бунты против всего состояния физического убожества, сохраняющегося более столетия: против холода, духоты и скученности, против обветшалых помещений, голода и избиений. Но также бунты против образцовых тюрем, против транквилизаторов, изоляции, медицинского обслуживания, воспитания. Были ли это бунты, преследующие чисто материальные цели? Или противоречивые бунты: против обветшалости и упадка, но и против удобств, против надзирателей, но и против психиатров?


Обложка книги Мишеля Фуко «Надзирать и наказывать» / Совместная издательская программа Ad Marginem с музеем «Гараж»

Считается, что тюрьма стала общим местом в Государстве благодаря тому, что она очевидно более гуманна, чем смертная казнь или пытки. Однако, по мнению Мишеля Фуко, повсеместная победа тюрьмы связана в первую очередь с тем, что изменился сам механизм осуществления власти над человеком. Новая Власть претендует на полный контроль всей деятельности подданных, а значит — хочет добиться всеобъемлющей власти над телом человека. Власть проповедует дисциплинарность и требует полного соответствия этой дисциплинарности — в тюрьме, армии, школе, больнице или на заводе с оптимизированным производством. Сложно отрицать, что при работе над «Надзирать и наказывать» Фуко использовал свой опыт «Группы информации по тюрьмам» (ГИТ) — инициативы, у истоков которой он стоял. Задачей ГИТ было донести голос французских заключенных до общества, рассказать о проблемах содержащихся в тюрьмах. «Мы хотим знать, что представляют собой тюрьмы: кого и как отправляют туда, за что, что там происходит…», — писал Фуко в манифесте группы.

Лучшее лекарство — анальгин

Про медицинское обслуживание речи тут нет. От всех болезней дают анальгин. Однажды у моей сокамерницы начались судороги, у нее не было никаких таблеток. Минут пять мы стучали по железной двери нашей хаты, чтобы позвать конвоира. Он пришел, открыл дверь, посмотрел и сказал: «Да она придуряется, таких, как она, я видал не один раз», — и ушел. Судороги не прекращались, мы опять начали ломиться в дверь. Только после того как конвоир увидел, что судороги не прекращаются, вызвал врача. Та пришла, побила немного ее по щекам, плеснула водой, перевернула девчонку на бок. Когда больная успокоилась, доктор дала таблетку и ушла. На наши расспросы ответила: «До свадьбы доживет».

На прогулку, а точнее, дышать свежим воздухом в помещении с решеткой вместо потолка, нас выводили примерно два-три раза в неделю, хотя по закону положено каждый день. Одновременно на «гулку» выходят несколько человек. Сверху, по клетке, ходят вооруженные сотрудники СИЗО. Прогулка длится примерно час. Там подследственные или осужденные разговаривают между собой, знакомятся с новичками.

Мохнатый легавый[править]

Итак, это снова я. Следующая история тоже за пятый централ, очевидцем которой я не был, но неоднократно слышал её на малолетке. В её реальности я дико сомневаюсь,но доставляет.

В начале 00-ых годов, как обычно ночью, на малолетке в одной из хат дорожник внезапно услышал шум этажом ниже, как будто кто-то скребётся по решётке. Внезапно «коня» (один из видов «дороги», когда с одной из камер этажом выше опускают верёвку для хаты ниже соответственно) резко вырвало у него из рук, оставив обожжённые следы на руках.

В хате услышали дикий рёв и увидели как по решётке на этаж выше пробежалось нечто здоровое и покрытое густыми рыжими волосами. Затем пацаны чуть осмелели и выглянув в окно, увидели как по «кишке» с «дорогой» в лапах бежит здоровое , метра два, человекоподобное волосатое чудище с длинными когтями. Пробежав по «кишке», запрыгнуло на административный корпус и скрылось за стеной.

Может кто помнит, в сосничестве, были такие книги со страшилками, Успенского вроде бы, какой -то там фольклор. И там был рассказ про мохнатое чудище, которое открывало длинным ногтём туристам палатки. Вот по описанию напомнило его.

Между собой, малолетки его прозвали «мохнатым легавым», так как обрывало дороги.

Воля

Сидя там, в камере, я впервые в своей жизни осознал, что такое свобода. Нет, не та свобода, о которой пишут в книгах и газетах и за которую бьются диссиденты, профсоюзы и революционеры всех мастей.

Я имею в виду ту свободу, которая дается нам при рождении, Богом. Свобода идти куда хочу, смотреть куда хочу, надеть что хочу, съесть что хочу, сказать что хочу, позвонить, написать, нарисовать, спеть … Сколько еще всего?! Это же какое великое счастье – иметь возможность все это иметь! Или это не свобода, а воля? Не знаю. Суть от того, как это назвать не меняется.

Так я и рассуждал, глядя на полоску неба за толстой решеткой, над намордником и когда на край ржавого железа села муха, я ей позавидовал. Остро, до слез, до отчаяния… Ей оттуда видна улица, люди, машины… Она же может полететь туда, к людям. Ощущение утраты свободы у меня почему-то ассоциируется именно с той свободной мухой, с теми моими ощущениями …

Живя нашей обычной жизнью, мы не особо задумываемся о ценности всего этого. Лишь потеряв какую-то из свобод, мы вдруг осознаем счастье обладания ею. Потом, через много лет, лишившись возможности ходить, я очень ярко, остро вспомню эти мысли у окна камеры…

Комментарии

Горожанин28 июня 2021, 15:42

Да это просто райские места, по сравнению с нашей Зоной невозврата, которая сами знаете, где *** одится!

Горожанин28 июня 2021, 15:48

Путина в какую посадят, или ему вышку сразу?

Горожанин28 июня 2021, 15:49

Вот самая страшная зона

Горожанин28 июня 2021, 16:02

Когда коррупционеров признают негодяями?

Горожанин28 июня 2021, 16:06

В ответ на пользователя

Да это просто райские места, по сравнению с нашей Зоной невозврата, которая сами знаете, где *** одится!
Развернуть

АПИРИДИЛ!!!!:-D

Горожанин28 июня 2021, 16:34

Кандалы на ноги и пус ть леса чистят от бурь яна. Нечего книги чита ть. Работать в лес

Горожанин28 июня 2021, 17:48

В ответ на пользователя

Кандалы на ноги и пус ть леса чистят от бурь яна. Нечего книги чита ть. Работать в лес
Развернуть

Мы танк охраняем!

Горожанин28 июня 2021, 18:59

Кто не захочет ВакцЫнироваться, того посадят в одно из перечисленных заведений. Статейка с намёком.

Горожанин28 июня 2021, 20:16

Эта скульптура чёрный дельфин расположена снаружи территории зоны, около главного здания КПП и въездных ворот. И все кто приезжают в Соль Илецк и едут или идут пешком на соляные озёра, как раз проходят мимо этой зоны и видят этот самый чёрный памятник.

Горожанин29 июня 2021, 00:01

В ответ на пользователя

Кто не захочет ВакцЫнироваться, того посадят в одно из перечисленных заведений. Статейка с намёком.
Развернуть

ВакцЫнируются только подопытные кролики, пусть вас сажают в тюрьму

Жкс30 июня 2021, 00:48

Поддержим общественную петицию –отозвать лицензию у бездельников из Управляющей компании МП «Жилсервис» г.о. Самара . Тысячи жители Самарского района Самары недовольны , сотни исков в суд на эту УК , а эти лодыри по прежнему собирают незаработанные деньги .

Жкс30 июня 2021, 00:48

Поддержим общественную петицию –отозвать лицензию у бездельников из Управляющей компании МП «Жилсервис» г.о. Самара . Тысячи жители Самарского района Самары недовольны , сотни исков в суд на эту УК , а эти лодыри по прежнему собирают незаработанные деньги .

Жкс30 июня 2021, 00:48

Поддержим общественную петицию –отозвать лицензию у бездельников из Управляющей компании МП «Жилсервис» г.о. Самара . Тысячи жители Самарского района Самары недовольны , сотни исков в суд на эту УК , а эти лодыри по прежнему собирают незаработанные деньги .

Горожанин30 июня 2021, 09:57

как же они самоубиваются, если в клетках сидят и перекличка 4 раза в час?

«Три с половиной», Олег Навальный

И вот настал день долгожданного выхода в свет. Наконец-то можно было посмотреть на зону, в которой мне предстояло провести больше трех лет. Но сначала — еще один терминологический экскурс. Мне очень много раз пришлось объяснять собеседникам по переписке, есть ли какая-то разница между зоной, лагерем, тюрьмой, колонией и т. д. Не то чтобы этот ликбез обязателен для понимания книги, но все же, думаю, общее представление будет не лишним. По крайней мере, есть знания куда бесполезней (например, откуда у Валерия Леонтьева столько рыбацких сетей для сценических постановок).


Обложка книги Олега Навального «Три с половиной» / Издательство Individuum

Брат Алексея Навального написал книгу про то, как и почему он оказался в зоне, как там ему жилось, что делал осужденный Чубакка и чем отличается «порядочный» образ жизни от «непорядочного». В общем и целом эта книга про то, как себя может развлечь современный неглупый москвич в провинциальном лагере, при условии, что зона более-менее нормальная — то есть там нет всеобъемлющего беспредела. Навальный рассказывает, что тюрьма может быть смешной, веселой, забавной. Особую ценность представляют подробные памятки, посвященные быту в СИЗО и колонии — как правильно оформлять «малявы», «настраивать дорогу», делать шахматы из хлеба и стоит ли мыться в бане голым.

Копировал записи и прятал

Пока Савельев находился в СИЗО под следствием, его родные в Минске заявили о его пропаже. С 17 июля он не отвечал на звонки и сообщения друзей и родственников. Сестра Сергея обратилась в полицию, в поисково-спасательный отряд «Лиза Алерт» и в белорусский поисково-спасательный отряд «Ангел». 

После того как поиски не принесли результатов, девушка обратилась в программу «Битва экстрасенсов» с просьбой помочь ей найти брата.

«Мне хоть бы только узнать, что он жив! Мы уже потеряли мать! Пережили с ним очень тяжёлое детство! Он такой добрый, доверчивый! Так хотел начать спокойную жизнь, но что-то произошло!» — писала девушка в своём обращении в программу.

В письме она предположила, что Сергей стал жертвой преступника, поскольку у него были накопления — около 100 тыс. рублей. По её словам, брат копил деньги на покупку памятника для матери.

К середине сентября поисковики в Белоруссии выяснили, что Савельев находится под следствием. 

Сам Сергей во время допросов признал свою вину в подделке водительского удостоверения, но не в попытке сбыта наркотиков.

В апреле 2015 года Сергея Савельева приговорили к девяти годам колонии строгого режима. Его признали виновным в обороте наркотических средств в особо крупном размере. В срок отбытия наказания ему зачли почти два года, которые он провёл в СИЗО, пока шло следствие.

«Подсудимый положительно характеризуется по месту жительства, раскаялся в содеянном, ранее не судим. Суд также учитывает влияние назначенного наказания на условия жизни его семьи», — отмечалось в суде.

После обвинительного приговора Сергей попал в исправительную колонию №10 в Саратове. Зимой 2017 года он заболел пневмонией, и его направили в Областную туберкулёзную больницу №1 (ОТБ-1) УФСИН по Саратовской области с подозрением на туберкулёз.

В интервью BBC Сергей Савельев рассказал, что в ОТБ-1 его привлекли к работе на компьютере. Он должен был вести и систематизировать служебную документацию, в том числе видеозаписи, сделанные на служебные видеорегистраторы. Эти устройства обязаны включать сотрудники ФСИН, пока они находятся при исполнении.

По его словам, со временем ему стали «доверять» и записи пыток, сделанные на служебные видеоустройства. 

«Это (пытки. — RT) делают специально обученные люди из числа осуждённых… Кто-то из числа осуждённых, доверенных лиц, приходит за видеорегистратором. Исправным, хорошим, чтобы со звуком, картинкой было нормально. Чтобы заряжен был полностью», — рассказал Савельев.

Также по теме


«Когда громко играет музыка, человека «обрабатывают»: что известно о пытках в саратовской больнице для заключённых

Следственный комитет возбудил семь уголовных дел по фактам пыток заключённых в Саратовской области. Поводом стала публикация видео…

Он добавил, что со временем начал копировать видеозаписи изнасилований и избиений на внешние носители и прятать на территории ОТБ-1.

Савельев уверен, что администрация учреждения была в курсе пыток, поскольку без их одобрения заключённые не могли получить служебные видеорегистраторы для таких «спецмероприятий». Эту версию ранее подтвердили RT и заключённые, ставшие жертвами пыток в ОТБ-1.

37-летний бывший заключённый Алексей, который стал жертвой изнасилования в ОТБ-1 в феврале 2020 года, узнал Сергея Савельева по фото. 

«Я знал, что Сергей устроен в ОТБ на должность, но он никогда ничего не рассказывал о видеозаписях. Естественно, мы с ним не обсуждали то, что происходит в больнице. Вообще Сергей был такой «человек — серая мышка». Всё держал в себе», — рассказал Алексей в беседе с RT.

Десятилетие жестокости

О суровых нравах саратовских лагерей писал ещё Эдуард Лимонов, который в апреле 2003 года по обвинению в хранении оружия был приговорён к четырём годам лишения свободы. Несколько месяцев писатель провёл в ИК-13 в Саратовской области.

«Зоны Саратовской области тоже живут под номерами: вторая, тринадцатая (самые красные, пользуются у зэков дурной славой), седьмая, десятая, двадцать третья, тридцать третья. И прочие. Всего их несколько десятков. И все красные», — писал он в своей книге «По тюрьмам».

По словам правозащитников, спустя десять лет нравы в лагерях стали уже не жёсткими, а жестокими, сопряжёнными с пытками и насилием.

СМИ не раз сообщали о подозрительных случаях гибели заключённых в саратовских колониях и ОТБ-1.

Так, в 2012 году в колонии-поселении №11 после нескольких дней пребывания скончался 25-летний Алексей Акульшин. 

Молодой человек должен был провести в колонии-поселении 12 дней за кражу, но через четыре дня его родственникам сообщили, что он умер от острой коронарной недостаточности. Семья Акульшина добивалась возбуждения уголовного дела, родные считали, что молодого человека замучили до смерти. Сестра погибшего уверяла, что его тело было покрыто гематомами.

«Правоохранители даже провели эксгумацию, возбудили дело, а потом заявили, что нет виновных, нет доказательств насильственной смерти. Около года мы ещё пытались что-то сделать, везде ездили и всюду писали, но дело закончилось ничем», — рассказывает RT Александра Манаенкова, сестра Алексея.

В том же году в ИК-13 города Энгельса погиб другой заключённый, Артём Сотников. В официальном сообщении УФСИН также говорилось, что он скончался от острой коронарной недостаточности.

Родные Артёма добились возбуждения уголовного дела по ч

4 ст.111 УК РФ («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего»). Судмедэкспертиза установила, что смерть наступила в результате причинённых ему телесных повреждений

В 2014 году Энгельсский районный суд приговорил пятерых сотрудников колонии к срокам от девяти до 12 с половиной лет колонии строгого режима. Сейчас, по словам матери погибшего Ларисы Сотниковой, все они на свободе, поскольку вышли условно-досрочно.

По её словам, ещё тогда ей писали письма заключённые и рассказывали о пытках в саратовских колониях и ОТБ-1. В своих заявлениях в правоохранительные органы она также упоминала туберкулёзную больницу.

  • На тот момент начальник УФСИН по Саратовской области Александр Гнездилов

В 2013 году действующий сотрудник саратовской тюремной больницы Дмитрий Шадрин публично рассказал о регулярных избиениях заключённых в медицинском учреждении ОТБ-1. Он пошёл на такой шаг после того, как в ОТБ-1 насмерть забили заключённого Алексея Степанова. Шадрин рассказывал, что насилие в тюремной больнице — обычное дело, и готов был общаться со следователями по поводу многочисленных фактов избиений. 

Летом 2013 года он даже выступил на заседании рабочей группы по защите прав заключённых при Госдуме. 

«Я подтверждаю факты физического воздействия на осуждённых со стороны исполняющего обязанности начальника Гаценко Павла Анатольевича. За время его работы случаев таких было много. Можете это публиковать», — заявил Шадрин журналистам. Но правоохранительные органы тогда к его словам не прислушались. 

По данным RT, несколько лет назад Шадрин скончался от онкозаболевания.

RT попытался связаться с экс-главой УФСИН по Саратовской области Александром Гнездиловым, но он был недоступен для комментариев. 

Начальник ОТБ-1 Павел Гаценко и его заместитель по безопасности и оперативной работе полковник Сергей Салов на звонки RT не ответили. А начальник оперативного отдела майор Антон Бочков бросил трубку, когда услышал, что разговаривает с журналистами.

Некоторые из толпы были вооружены палками, как только кто-либо толкал его дубиной, то «крыса» громко кричал»

« Я крыса, бейте меня». Удары по зэку были частые, так как у изнеможденного и ослабевшего от избиения бедолаги не хватало сил кричать, но его заставляли крикнуть ударами палок, и он отчаянно старался выкрикнуть: «Я крыса, бейте меня».

Когда его затолкали в барак, мне уже стало известно, за что так страдает этот заключенный. Он украл пачку сигарет. Возможно, такая жестокость не была бы к нему предпринята, но он постоянно воровал и постоянно попадался. Он обычный клептоман, а у зэков, как и мусоров нет «скачухи» для таких людей. Эти люди, воруя в очередной раз, думают, возможно, в этот раз фартанет, он просто получает «кайф», когда украденное на короткое время оказывается в его руках. Но распорядиться украденным ему не удается. Шли всегда к нему, находили украденные вещи, кстати, много зэков его прощали, не поднимали шума. Но есть ведь «правильные», кровожадность которых, заставляла их бежать к «людям» в общий дом и «поднимать базар».

«Крысу» водят по баракам, где каждый порядочный или желающий может его бить сколько угодно. В ход могут идти палки, табуретки и т. д. все за исключением ног. Ногами бить не канает. Желающих размяться зэков, всегда находится большое количество, некоторые ходят за ним в каждый барак, наслаждаясь зрелищем, другие участвуют в садистском развлечении.

После таких избиений зэки долго не встают с нары, могут пролежать месяц. Вот и этот бедолага, в очередной раз отлежавшись, пошел в баню, где «прихватил» чью-то «мыломойку» — барсетка, где все банные принадлежности: мыло, мочалка, паста и пр. Конечно, его в очередной раз пытались побоями отучить от воровства, но толком не оклемавшись, он уже не смог выдержать адова круга, его сердце остановилось на третьем бараке.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector